листопад.

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

листопад. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 18 декабря 2018 г.
Друг Alinora rey Vallion 00:30:01
Всем привет. Прошла уже куча времени с публикации последней работы. Эта работа как всегда новая (слеш старая). Эту работу так же можно назвать зарисовкой или "прологом" к трем (а может и более, кто знает) большим работам, над которыми в данный момент идет работа. Публиковать их я начну только, когда закончу их полностью писать, так что свет их увидит еще не скоро. А пока наслаждайтесь маленькой сказкой!

Когда я был маленьким, у меня был друг. Он приходил ко мне редко, но всегда когда я был один и ни родителей, ни сестры не было дома. И заходил он всегда наистраннейшим образом – через окно.

Подробнее…Часто бывало, что сидя один в своей комнате на полу, я собирал паззл или играл во что-нибудь, а он постучится в оконное стекло, балансируя на узком подоконнике. Сначала, я очень боялся за него и, стоило раздаться стуку, стремглав подлетал к окну, молясь, чтобы он не сорвался. Такая реакция веселила его раз за разом и, однажды, он сделал вид, будто сорвался. В тот момент, когда его темная макушка мелькнула за подоконником, я почувствовал, как сердце камнем рухнуло в пятки. Но стоило мне распахнуть окно, так он весело запрыгнул в комнату, хватаясь за живот от смеха и в пол уха слушал мои разгневанные вопли о том, какой он дурак и как я волновался. После с раскрасневшимся от смеха лицом и виноватыми глазами, он все же попросил у меня прощения, а я великодушно его простил. Больше подобных выходок не было, но подкалывать меня и пугать он просто не мог прекратить.

Волосы у него на голове всегда торчали в разные стороны и походили на старое воронье гнездо, которое щедро посыпали золой. А на обычной белой футболке без рисунка всегда красовались пятна всех цветов и размеров. Как-то в шутку я пытался сосчитать их, но сбился со счета, каждый раз находя новые. Старые потрепанные джинсы, которые были на пару размеров больше нужного, придавали ему еще более неряшливый и чумазый вид.
Каждый раз, первым делом он спрашивал о том, когда вернутся родители и сестра. Но никогда не слушал ответ, будто он был не важен, но каждый раз, когда ключ щелкал в замке, он уносился прочь, оставляя лишь открытое окно. А мама, заходя в комнату, ругала меня за подобную беспечность, закрывала окно, причитая о том, что у меня слабое здоровье и я обязательно заболею, если буду сидеть с открытым окном.

Он был старше меня на несколько лет, но все равно приходил возиться со мной. Он рассказывал мне увлекательные истории, захватывающие меня и, зарождая в моей душе желание увидеть те поля, те горы и дворцы, о которых он с таких вдохновением рассказывал. Когда я просил взять меня с собой, чтобы посмотреть на их он лишь отвечал, что еще не время и надо подождать пока я подрасту. Иногда он рассказывал и страшилки. Он выключал свет и кошмары, и ужасы выходили на ночную охоту за непослушными детьми. Они пугали меня, укрыться с головой под пледом и, заставляя сжаться в комочек, но не прекращали притягивать меня и он прекрасно знал это. И не переставал снова и снова смеяться над моей реакцией.

Учил играть в карты и мухлевать. Показывал мне фокусы и учил тому, как правильно обчищать карманы у зевак. Я всегда удивлялся, откуда ему столько известно. В ответ он только ухмылялся да пожимал плечами. Часто он брал книги с моей полки и предлагал почитать вместе. В ответ я лишь широко улыбался и соглашался.

Когда я подрос, то сам стал зачитываться книгами, которые он мне советовал. Иные я находил сам и с жадностью бродившего по пустыне заглатывал слова, пытался раскрыть все загадки и полностью окунался в сюжет, будто в прохладную воду, стараясь избавить себя от удушливой жары реальности, которая никак не хотела отпускать меня.

В ответ я мог лишь рассказывать ему, чему я научился в школе, как проводил свои дни, когда он не навещал меня. Он всегда внимательно выслушивал меня, смеясь вместе со мной над глупыми моментами и успокаивая, если что-то случалось. Зная множество цитат и выражений, в особо трудные моменты он поднимал палец вверх, призывая к вниманию, как старый профессор, и заумным тоном выдавал великую мысль одного известного человека. Несмотря, на то, что фразы всегда были точны и правдивы, от этого выражения лица всегда тянуло смеяться, особенно, когда закончив высказывание он с гордым видом поправлял пальцем невидимые очки. А после долгого смеха, любые проблемы казались незначительны.

Меня всегда терзали сомнения, не скучно ли ему возиться с таким ребенком, как я, ведь наверняка каждый хотел бы быть ему другом или хотя бы просто быть с ним за компанию. Из-за этого я всегда боялся, что в один не очень прекрасный день, он не придет, оставив меня в одиночестве. Но раз за разом он приходил, разбивая все мои страхи и сомнения.
Время пролетало незаметно и стремительно, и однажды, я осознал, что обогнал его в росте, но он все равно не переставал трепать меня, как ребенка, по волосам и во всем вел себя, как старший брат. А насчет моих замечаний о его росте всегда отшучивался о том, что он просто дал мне фору, чтобы мне не было обидно всегда быть ниже. При этом он всегда отводил взгляд, но уже через мгновение улыбался во весь рот, говоря не думать об этом.
Я не помню уже, как он появился в моей комнате первый раз, но отлично помню, что было потом.

В тот день родители с сестрой вернулись раньше обычного, а мы сидели в гостиной и увлеченно играли в приставку на полной громкости для пущей реалистичности. Когда в комнату вошла мать, было слишком поздно, чтобы успеть спрятаться. Увидев недовольное лицо матери и прекрасно зная как она относится к тому, чтобы я играл в приставку, когда остаюсь дома один, я сконфузился, опустил взгляд и начал объяснять, что ко мне пришел друг и я не нарушал запрета. И когда я, наконец, поднял глаза, чтобы представить их друг другу, наткнулся лишь на печальный взгляд золотистых глаз друга и замолк на полуслове. Я обернулся к двери, где стояла мать, не понимая, почему у нее на лице отразилась такая печаль. Она аккуратно подошла ко мне и, прижав мою голову к своей груди, начала ласково гладить по волосам, как делала это в далеком детстве, чтобы успокоить меня, нашептывая что-то приторно ласковое. Только после нескольких попыток я понял, что она говорила. Она пыталась убедить, что я был целый день один и никакого друга нет и не было, но что все будет хорошо, что она теперь здесь рядом.

На мой крик прибежали отец с сестрой, до этого находившиеся на кухне. Мать все так же пыталась меня успокоить, а я все кричал, пытаясь доказать, что вот он друг сидит за мной на диване и играл со мной в приставку, что он вообще приходит уже несколько лет, стоит им уйти и он единственный, кто скрашивал мое вынужденное заточение здесь.

Происходящее дальше я старался вырезать из памяти как можно быстрее, поэтому помню только, как убежал в свою комнату и, заперев дверь, пытался успокоиться, убедить себя, что родители просто неудачно пошутили и завтра все будет хорошо. За этим занятием я и заснул.

Проснувшись, я увидел над собой лишь белый потолок и понял, что это не моя комната и даже не мой дом. Меня окружал запах лекарств, ослепляющий белый свет, который бывает только в больницах. В палатах со стальными решетками на окнах и дверях сидели и ходили дети, будто чудные звери, выставленные на обозрение публике. Льстиво добрые медсестры подходили к ним, разговаривали, пытаясь убедить в одном – что все, что они видят и слышат ненормально и лучше быть как все. Некоторые плакали, а кто-то бесцельно ходил из угла в угол, а некоторые застыли глядя в одну точку, будто их рассудок находился в иных мирах, как можно дальше от их белых клеток. Были врачи в длинных белых халатах, которые с ласковыми улыбками пытались мне объяснить, что все в порядке и совсем скоро меня выпустят отсюда, лишь пей я лекарства, которые вылечат меня, да был бы послушным мальчиком. Я лишь качал в согласие головой и не спорил, все же надеясь выбраться отсюда.

Мой друг не забывал меня и часто по ночам, когда все спали, будил меня тихим стуком в окно. В свете фонаря он корчил рожицы и разыгрывал немые истории, смеша меня и прогоняя скуку. А иногда просто прикладывал свою ладонь к стеклу между прутьями решетки и улыбался во весь рот, пытаясь подбодрить. Так могло продолжаться до самого утра, пока крикливая медсестра во время очередного обхода не замечала меня у окна и не требовала, чтобы я немедленно вернулся в постель.

Дни текли за днями, сливаясь в недели, те превращались в месяцы, а месяца слетались в года.

Сегодня прошел еще один год с того момента, как меня посадили сюда. Дерево за окном опять сбросило свои листья, дожди снова застучали о подоконник свою печальную мелодию. В эту казалось бы дождливую ночь я проснулся от мягкого прикосновения ко лбу и тихого шепота. С трудом разодрав глаза, я удивленно уставился на своего друга, нависшего надо мной. Его золотистые глаза сияли в темноте мягким светом и блестели, как кусочки драгоценных камней стоило лучу фонаря попасть на них.

- Тшш, вставай и пошли со мной. Только тихо, - прошептал он одними губами.

Я отбросил одеяло и сел на кровати, ища на ощупь тапки. Найдя и как можно быстрее вставив в них ноги, я спрыгнул с кровати. Тут же он схватил мою руку и потянул за собой. Сначала к двери, распахнул ее ногой и вытащил меня в коридор. Мы бежали мимо других палат с двух сторон окружавшие нас, наши шаги эхом отдавались в пустом коридоре. В конце коридора было видно окно, за ним висела полная луна, ее свет делал все призрачным и таинственным.
Ноги, отвыкшие от бега, плохо слушались, но я бежал из-за всех сил, стараясь не отставать. В другом конце коридора начали зажигаться лампы, видимо, шел очередной обход. Но окно было уже близко. На нем не было решетки и мы вбежали на освещенное Луной пространство. Окно было приоткрыто, и хватило одного легкого движения, чтобы распахнуть его. В лицо ударил ветер и запах ночи, всколыхнув до безобразия отросшие волосы. Но времени, наслаждаться позабытыми ощущениями, не было, друг запрыгнул на подоконник и помог мне забраться. Я еще не успел испугаться высоты, как он шагнул в пустоту, крепко держа меня за запястье. Я на автомате шагнул за ним и с удивлением понял, что не падаю, а уверенно стою на тонкой лунной дорожке, сияющей под ногами. Зрелище заворожило меня.

- Теперь ты свободен, - я обернулся на звук его голоса. Он смотрел на вьющуюся перед нами дорожку и широко улыбался.

- Теперь мы можем бежать на встречу приключениям, - подхватил я и, дернув его, побежал вперед, будто это я его спасал из той болезненно-белой комнаты, а не он – меня.
В ответ раздался лишь веселый смех и полушутливая угроза:

- Сейчас я тебя догоню, ты заплатишь за то, что причинил мне столько хлопот!

А внизу, под ногами мигали огоньки большого города, куда-то в неизвестность ехали машины и запоздалые пешеходы спешили по домам с работы, в больнице поднимали визг и крики, а под звездными софитами двое детей бежали, забыв о противном грязном взрослом мире, отбросив старую потрёпанную реальность, навстречу начинающимся приключениям и новым неизведанным мирам.

­­

Категории: Мои мысли, Моя жизнь, Отчет о прожитых днях, Фикбук, Мое творчество, Мысли, История
показать предыдущие комментарии (18)
02:16:29 Alinora rey Vallion
Самый печальный пример. Но и собственные убеждения не могли остаться в стороне.
02:17:24 l Zombi l
Ну вообщем надеюсь ему нравилось. А так то мне Менсон нравится)
02:19:02 l Zombi l
Ладушки, у меня я тут заметил 4 ночи, а мне в 7 просыпаться, добрых снов и хорошего дня)))
02:21:13 Alinora rey Vallion
Никогда не слушала. Что посоветуешь? Да уж. Надеюсь хоть немного отдохнешь. Хороших снов и удачного дня)
Позавчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
Высказывания Алисы Фрейндих твой последний оловянный солдатик 23:15:40
Единственная моя ошибка: три четверти жизни я думала, что все еще впереди.

Я не испытываю удовольствия, видя, что люди вместе с прочими свободами обрели свободу от совести.

Чем дольше человек хранит в себе детство, тем дольше сохраняется данное ему от природы дарование.

Мне не интересны люди, которые не отдают душу.

Всю жизнь мы расписываемся в том, что не знаем себя до конца.

Стресс — лучшая диета.

Одиночество — это когда некому себя отдать.

У одних — работа, у иных — судьба.

Счастье — это любить. Хотя, если любовь не взаимна, это, конечно, трудно назвать счастьем, но внутри себя это все-таки счастье, потому что гораздо благозвучнее, благотворнее, гораздо важнее любить, а не быть любимой. Быть любимой — хорошо, но любить — это все-таки внутри себя какое-то движение, движение твоего существа.

Всю жизнь любила детские книжки и даже сейчас иногда почитываю.

Красота воспитывает людей, это один из самых серьезных способов нравственного воздействия.

Сидеть долго в ожидании — как-то непристойно. Это расточительно и несправедливо по отношению к своей судьбе.

Влечение ума рождает уважение, влечение души рождает дружбу, влечение тела рождает желание. Все это вместе и есть любовь. Если хотя бы один компонент отсутствует, вы получите все что угодно, только не любовь.

«Ехать» только на том, что дал Бог, — это значит очень скоро «свалиться с коня».

Пока ты молода, то хочешь получать и учиться. Когда ты зрелая и уже многому научилась, тебе хочется этим делиться, отдавать энергию. А потом, когда ты уже старенькая, нужен рядом такой же «горшочник», чтобы вместе выращивать герань.

Категории: Цитаты, Алиса Фрейндлих
Отрывки Zolnce в сообществе IloveBigBird 14:58:59
Автор: Regina Alba
Работа: "Круг"
_________________

Его сил и уверенности могло хватить обоим с головой, и когда вымотанный своим мучительным выбором Стервятник наконец угодил в его объятия, то уже не мог сопротивляться. Хоть на одну ночь позволить себе поверить в любовь — но и этой крохи оказалось достаточно, чтобы перевернуть весь его мир. Он сам не знал, как сильно ему не хватало ласки и простого ощущения чужого тепла. Отчаянно пытаясь уцепиться за обрывки сознания, Стервятник с одуряющей остротой чувствовал заполняющую его энергию. Покрывая жаркими поцелуями его лицо, шею и плечи, Ральф без конца повторял, как он нужен ему, и, что бы ни случилось, он все равно будет с ним, так или иначе, рано или поздно, всегда найдет хоть на краю мира. И Стервятник стонал и кричал, как одержимый, в исступлении извиваясь на простынях, не в силах выдержать собственных эмоций, и слезы против воли катились по его щекам. Каждое касание жадных горячих рук Ральфа, словно демонов, один за другим выжигало все его страхи, и он тянулся к этому жару, к теплу самой жизни, которое он дарил ему.

Глубокой ночью, Стервятник лежал в его объятиях и не мог заснуть от переполнявших его эмоций. Он вслушивался в свое необъятное счастье, осторожно, как пьют ледяную воду, и лелеял эту хрупкую нежность, несмело бьющуюся в такт стуку чужого сердца.

Тогда впервые он подумал о том, что мог бы жить.

Что страх затеряться в огромном мире без единой родной души покидает его.
Словно расступились границы его мира и звали узнать, что же будет дальше? Что там, за этой оградой?

Много дней с той самой минуты он ходил, пытаясь разложить по полочкам самого себя, и не понимал, могла ли так быстро перевернуться с ног на голову вся его жизнь. Как одна ночь перечеркнула годы жизни на двоих, долгие месяцы одиночества и все, что он пережил в прыжке, неужели можно нести с собой столько — и жить? Выйти из заколдованных стен — самому?

___________________­____________________­________

­IloveBigBird: Это прям-таки трогательно, что воспитателю не хватает чужого тепла и почему-то именно Стервятника. сразу возникает вопрос о каком тепле идёт речь? читая сочные нц-совкупления у автора, смею утверждать, что РПервому не хватает чужого тепла... птичьего ануса. И Стервятник ему необходим именно для этого: чтоб опять его отыметь, чтоб всунуть ему в попу, чтоб было с кем совокупляться. Почему взрослый мужик, без инвалидности (исключая трёхпалую длань) не может найти себе женщину и с ней удовлетворять свои сексуальные потребности - остаётся загадкой.
Ральф целует Птицу, обещает найти его, говорит как тот ему нужен. Но цена его слов очевидна: Р Первому нужна задница, в которую он будет пихать, безотказный пассив.

Стервятник переживает, что покидает Ральфа? Свежо предание, да верится с трудом. Больше всего на свете Птица мечтал вернуть себе брата. Он никогда не ставил на одну планку Р Первого и Макса. Уже в каноне его решение очевидно. Он даже никаким выбором не мучался.
А Ральф получается ещё большей сволочью чем есть, если смеет надеяться, что Стервятник ОТКАЖЕТСЯ от нового круга, где ждёт его живой и дышащий Макс.
Воспитатель ни капли не любит Птицу, заставляя его выбирать между собой и Тенью.
Как бы автор красиво не описывала эту гомолюбовь воспитателя к своему воспитаннику с жаркими описаниями их совокуплений, стоит сказать - что получилось неубедительно.
Р Первый слишком эгоистичен и, в первую очередь, стремится удовлетворять самого себя и собственное "хочу". И за этим эгоизмом его любви к Птице просто не разглядеть. А Стервятник не настолько глуп, чтоб не понять, что им, его попой, просто пользуются... и Ральф не хочет терять бесплатную шлюху.Увы.

Поэтому мне Папу Птиц очень жаль.
Девочки-фикрайтерши­ сами же задушат его своей любовью.

Поэтому уместно задать вопрос: а любовь ли это? или просто гормоны взыграли?

Категории: Слэш, РПервый, Отрывки
воскресенье, 16 декабря 2018 г.
So, so you think you can tell Heaven from hell Blue skies from pain... Chai. 19:52:05
So, so you think you can tell
Heaven from hell
Blue skies from pain
Can you tell a green field
From a cold steel rail?
A smile from a veil?
Do you think you can tell?
Did they get you to trade
Your heroes for ghosts?
Hot ashes for trees?
Hot air for a cool breeze?
Cold comfort for change?
Did you exchange
A walk on part in the war
For a lead role in a cage?
How I wish, how I wish you were here
We're just two lost souls
Swimming in a fish bowl
Year after year
Running over the same old ground
And how we found
The same old fears
Wish you were here
суббота, 15 декабря 2018 г.
Отрывки Zolnce в сообществе IloveBigBird 15:17:24
Работа "Единственный"
Автор: Чёрный Хамелеон
___________

Подробнее…Однажды, он после отбоя вошел в мой кабинет, решив эту ночь провести у меня. Я тогда разбирался с документами и сообщил, что скоро закончу и уделю ему внимание. Он кивнул, закрыв за собой дверь, внимательно смотря на меня своими глазами, по-птичьи склонив голову набок. Тогда я чуть улыбнулся ему и вернулся к документам. Стервятник же прошел вглубь кабинета, налив воду в чайник и поставив его кипятиться на газовую плитку. Затем, свернувшись на диване, он закурил, стряхивая пепел в пепельницу, стоявшую на тумбочке рядом с диваном. Стервятник умел ждать. Ждал молча, не мешая. Он мог сидеть так часами, наблюдая за мной или витая в своих мыслях, покуривая сигарету. В тот раз я смог освободиться довольно быстро. Даже до того, как вскипел чайник. Сделав нам чай, я устроился рядом с ним, уложив его голову на свое плечо. Он благодарно прижался, изредка потягивая напиток из кружки.

Той ночью нам обоим не спалось. Он тянулся ко мне, жался и явно немного нервничал.
- Что с тобой, Рэкс?.. Что тебя тревожит? – тихо спросил я Птицу, сильнее прижав его к себе. Он взглянул на меня немного грустно и заговорил: - Знаешь… Ты самый близкий мне из живых. Я очень благодарен тебе… Надеюсь, что ты простишь мне эту маленькую шалость… - после этих слов его сухие тонкие губы накрыли мои, мягко целуя. Я же не смог сопротивляться потому, что и не хотел это делать, и поцеловал его в ответ. Его цепкие лапки сжали рукава моей футболки, в которой я обычно спал при нем. Он не ожидал, что я отвечу и поэтому этот поцелуй был еще более сладким. В ту ночь мы позволили себе то, к чему и вели наши отношения. Я, наконец, осознал, насколько и как именно мне не хватало его. Мы целовались как обезумевшие, срывали друг с друга одежду и ласкали друг друга, заставляя стонать в голос от ощущений и рвущихся на волю чувств.
Я прижимал его к себе, сначала целуя в губы, затем переходя с них на шею, покусывая, целуя и оставляя едва различимые засосы, которые к утру уже будут незаметны. Он постанывал, откинув голову, тем самым давая мне полный доступ. Мои пальцы ласкали его соски, руки гладили грудь, живот и бедра, и постепенно я накрыл его пах, Стервятник же издал довольный стон и призывно толкнулся в мою руку. Руководствуясь интуицией, я спустился ниже и сняв со своего воспитанника трусы, стал ласкать его член языком. Рэкс часто задышал, а его плоть стала наливаться кровью и твердеть. Тогда я осмелился вобрать его член в рот и стал ласкать губами и языком, постепенно заглатывая больше. Хотя такого я никогда не пробовал, я догадался, что получается у меня неплохо по реакции Стервятника, который чуть толкался в мой рот, подрагивая от возбуждения, не в силах сдерживать сладкие стоны. Птица не дал мне довести его до оргазма, сказав, что хочет, чтобы хорошо было обоим. Я не успел опомниться, как он развернул меня и уложил на кровать, теперь сам, лаская мой член. Я никогда не испытывал такого наслаждения. Ни с одной женщиной. Стервятник умело ласкал мою плоть, а его растрепанные светлые волосы приятно щекотали мои ноги. Но в какой-то момент он оторвался от ласк и лег на кровать рядом со мной. Чуть улыбнувшись своей зубастой полуулыбкой, похожей на оскал, он облизнул свои пальцы и приставил их к дырочке, смазывая ее и проникая внутрь, растягивая себя. Я как завороженный смотрел на это, а Рэкс постанывал, добавляя пальцы. Он закусывал губы, и его грудь поднималась от глубокого дыхания. Но, наконец, он открыл глаза, вынув пальцы и призывно кивнув мне. Я тотчас навис над ним, как можно более осторожно положив его ноги на свои плечи, и стал медленно входить, давая ему привыкнуть. Сначала он жмурился и кусал губы, но потом его тело постепенно привыкло и впустило меня. Это были невероятные ощущения. Я входил в тело Птицы все быстрее. Он тоже уже наслаждался ощущениями, издавая стоны и прося меня входить быстрее. Я исполнил его просьбу, нагнувшись и поцеловав его в губы. Он отдавался мне полностью, изгибаясь подо мной, шепча мою кличку. Я первый кончил в него. Он кончил почти сразу же после меня от того, что я не прекращал входить в него и ласкать его член рукой. Выйдя из тела воспитанника, я устало лег рядом с ним, целуя его во вспотевший лоб. Он обвил мою шею руками, прижимаясь. Пролежав так немного, я все же решил отвести его в душ, который мы приняли вместе, а после сладко уснули в объятьях друг друга. Тогда я думал, что теперь все будет хорошо.


https://ficbook.net­/readfic/2789701

Категории: РПервый, Слэш, Отрывки
пятница, 14 декабря 2018 г.
. твой последний оловянный солдатик 19:38:49
Феномен Баадера-Майнхоф или иллюзия частотности — недавно узнанная информация, появляющаяся вновь спустя непродолжительный период времени, воспринимается как необычайно часто повторяющаяся. Мне, например, сейчас везде мерещатся человеческие мозги.
И диваны.

Практически все созависимые отношения начинаются со знака. Мы видим предзнаменование великой любви. Та самая песня, тот самый взгляд, птичка пролетела, бабка нашептала. Это происходит, когда в отношениях больше не на что опираться, кроме, как на искусственно созданные опоры. Созависимая любовь - это всегда "ВЕЛИКАЯ" любовь.

Когда я задаю вопрос: "почему ты с ним? Он тебя обижает, ты плачешь, он делает тебе больно". А мне отвечают: "были знаки, было послание". Наш мозг величайший обманщик, он создает иллюзии, которым позавидует DreamWorks.

Отношения должны опираться на уважение, взаимный интерес, общее представление о будущем, на совместные планы, на то, что вместе вам лучше, чем врозь. Это не исключает знаков, это не исключает "той самой песни", того самого взгляда. Настоящая любовь простая. В ней нет жертв, преодоления, в ней нет отчаянного "я без него жить не смогу". В настоящей любви вы становитесь лучше. И даже если вы ссоритесь, даже если у вас проблемы, вы уверенны в том, что вместе вам легче перенести любую трудную ситуацию.

Достоинство в любви. Быть вместе, но уважать свою и чужую автономность.

Категории: Елена Пастернак
. твой последний оловянный солдатик 19:27:35
Поговори со мной.

Это мое первое свидание. Мне почти шестнадцать. Летняя ночь, на мне белое кружевное платья, мы идем по набережной взявшись за руки. Он читает мне стихи, с прогулочных теплоходов доносится музыка, огни отражаются в воде. Высокое небо, идеально круглая луна. И я очень сильно хочу в туалет.

Я потом много об этом думала. Что стоило попросить зайти в кафе или в торговый центр. Даже в банальный уличный туалет. Но я придумала предлог почему мне надо домой, увернулась от первого поцелуя, не сказала банального “пока, давай встретимся еще раз”. Он мне больше не звонил.

Много раз я молчала, когда хотела есть, пить, в туалет, когда я мерзла или у меня болела нога. Лишь бы не показаться нелепой, смешной, неудобной. Не соответствующей ожиданиям. Я молчала, когда надо было говорить “хочу”. Хочу пересесть с неудобного стула, хочу в уборную, хочу чаю. И “не хочу”. Не хочу слушать хамство в свой адрес, не хочу работать без денег, не хочу терпеть.

Я влюблена. У нас есть планы на будущее. Как мы будем жить вместе долго и счастливо до самой смерти, как мы назовем наших детей и как будем играть с внуками и водить их в выходные на аттракционы.
Но бывают дни, когда мне кажется, что я схожу с ума. Мне кажется, что я встречаюсь с двумя разными мужчинами. Один такой близкий и родной, с которым мне так тепло. А второго я не знаю. Он всегда молчит, поджав губы, а если говорит, то я его не понимаю. Я умоляю объяснить, что происходит. Но он молчит. Поговорила со мной его мама. Она сказала мне, что я хорошая девочка, но жениться надо на идеальной, а не на такой деревенщине, как я.

И я учусь слушать. Слушать себя. И доверять своему внутреннему голосу. И если вам кажется, то скорее всего вам не кажется.

Мы женаты третий год. И мы все время разговариваем. О нем. Он рассказывает о службе в армии, о женщинах, которых любил, о доме, который он построит, о Москве, в которую он переедет, о деньгах которые он заработает. Я слушаю его каждый вечер, но сначала, как сквозняк, потом, как штормовой ветер, понимание, что все, что он говорит - это не про меня. Я не хочу в Москву, мне не нужен дом, мне больно слышать о его бывшей жене, мне не интересно в тысячный раз слушать об армии.

Это не то, что я хочу, я хочу ... - говорю я ему однажды.
- А однажды, когда я был в армии, я придумал проект …

Я учусь не разговаривать. А уходить. Я учусь не быть там, где меня не слышат.

Я не просто разведенка, я разведенка без работы. Четвертый месяц я никуда не могу устроится, подрабатываю журналистом, но этих денег едва хватает на оплату квартиры, проезд и банку дрянного растворимого кофе. У меня есть поклонник. Он сильно старше и он мне совсем не нравится. Но каждую пятницу он везет меня в ресторан и это единственный день в неделю, когда я ем что-то кроме тертой моркови и плавленного сырка.

Наступают Новогодние праздники. Время чудес и подарков. Мой кавалер приходит в гости с огромным плюшевым медведем с меня ростом. Я кричала и плакала, что неужели непонятно, что у меня совсем нет денег, что завтра праздник, а у меня пустой холодильник, что у нас никогда не будет секса, потому, что у меня нет ни одной пары целых колготок и трусов, а я не готова нанести ему такую психологическую травму. А он задает мне только один вопрос: “а почему ты не сказала мне, что у тебя проблемы?”. И я учусь просить.

Я все время вынуждена подбирать “правильные слова”, потому что на любое замечание - поток оскорблений. Он мне не друг. Он мой начальник. Я на него работаю. В фирме большие финансовые проблемы, но нас просят "войти в положение". Я как заправский сыщик собираю улики и сопоставляю факты, но нам каждый день говорят, что мы все выдумываем, меня называют параноиком, провокатором и истеричкой. Но однажды мы приши в абсолютно пустой офис. Аренда закончилась и наш шеф тайком съехал. Со всей оргтехникой и нашей зарплатой. Там где врут по мелочи, легко предают по -крупному.

Мы могли разговаривать часами. Она знает про меня все. Я доверяю ей всю свою жизнь. Она больше, чем подруга, больше, чем сестра. А потом мы ссоримся из-за пустяка. И она вываливает на меня все, что про меня знает в своей интерпретации. А потом общим знакомым. А потом и незнакомым. И я учусь молчать.

Почему ты за меня не боролась? Я тебя очень любил.
А почему ты об этом мне не сказал?
Ну, я же прислал тебе песню в контакте. Там был припев: “я хочу быть с тобой”. Ты могла догадаться.

Так я понимаю, что намеки - это не мое.

Он мой сосед. Высокий, красивый, и смешной. Я хожу к нему за штопором. В черном кружевном пеньюаре. Иногда в красном. Он открывает бутылку и желает мне веселой ночи. Через год его новая девушка дарит мне штопор. А еще лет через десять он спрашивает меня: “а почему мы с тобой не замутили тогда?”.

Так я понимаю, что намеки - это точно не мое.

Иногда мне кажется, что я идеальная женщина. Но у меня есть один недостаток. Я не понимаю намеков, я не хочу догадываться, я не умею оправдываться, подстраиваться и не выношу лжи. Я хочу говорить.

Это все, что я хотела сказать вам сегодня. Обнимаю.

Категории: Елена Пастернак
(с) Елена Пастернак твой последний оловянный солдатик 19:26:43
Однажды, летним вечером, я подслушала разговор двух пожилых женщин. Элегантные пальто, подкрашенные губы, кокетливые шляпки, руки в перчатках, букетики ландышей. Говорили, как водится, о мужчинах. У каждой по два кавалера.

Я слушала, как эти дамы говорят о себе, как они говорят о других. Сплошное восхищение собой, подругой, проходящими девушками и женщинами:
- "ты только посмотри, какие яркие курточки и брючки. Красота!",
- "ты всегда одевалась, как артистка",
- "у меня единственный недостаток - я транжира. Мне мама говорила, тебе же есть нечего, опять всю стипендию на туфли выкинула. А зачем мне еда, если есть туфли и танцы".
- "у вас такие яркие волосы. Вам очень идет" - это мне.
- "мы, Ольга Михайловна, сейчас с тобой настолько богаты, что можем позволить себе мужчину для любви".

И речь шла не о деньгах. Быть богатой, это значит не подворовывать внимание. Не клянчить. Не канючить. Не соглашаться на неподходящего вам мужчину. На "так себе" отношение. Иметь возможность выбирать. И ждать. Потому, что единственное, на что вы должны быть согласны - это на любовь. А почему?

Мне трудно представить, что эти женщины будут сплетничать на скамейках о молодых соседках, ведь они так чудесно проводят время летним вечером, у них есть ландыши, красивые пальто, мороженое. И кавалеры.

Я не знаю всегда ли они были такими чудесными. Но, я хочу верить, что всегда. Сознание определяет бытие. Или бытие сознание. Как бы там не было, я не хочу сейчас философских споров. Я знаю, что можно влиять и на первое и на второе.

Как? Расскажу вам на курсе "10 писем к себе. С любовью". Он начинается сегодня в полночь. Вы еще успеваете присоединиться здесь: https://vk.com/topi­c-169550464_38666744­

Пишем письма:

1 письмо. Себе маленькой от себя взрослой.
2 письмо. Себе красивой.
3 письмо. Себе свободной.
4 письмо. Себе влюбленной.
5 письмо. Себе творческой.
6 письмо. Себе сильной.
7 письмо. Себе самодостаточной.
8 письмо. Себе прощающей.
9 письмо. Себе успешной.
10 письмо. Себе единственной и настоящей.

Попробуй относится к себе без злости и критики. Без оценки. А с любовью и теплом.

Категории: Елена Пастернак
Салтыков-Щедрин. твой последний оловянный солдатик 15:53:28
1. Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют…

2. Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.

3. Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

4. Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?

5. Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.

6. Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.

7. Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит.

8. Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.

9. Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас, намеднись, дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!

10. У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!

11. Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.

12. — Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.

13. Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.

14. — Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.

15. Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.

16. …Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.

17. Всякому безобразию своё приличие.

18. …Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того, чтобы законодатели не коснели в праздности.

19. — Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть?

20. Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.

21. Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.

22. — Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег… понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть!
— Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля.
— Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!

23. Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.

24. В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

25. Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы…», а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы…» Представьте себе, что этого «кабы» не существует — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!

26. Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.

27. В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.

28. Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство»­.

29. Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.

30. Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.
четверг, 13 декабря 2018 г.
Лорд Куpильщиk 11:08:53
Логово Наружной Паутины.

"Ах ты, гад ползучий, тише, тише!" -
Забытье по венам - снова муки,
Паучихи верещат, да я не слышу,
Рад бы врезать, да бессильны руки.

Та, что толще, ножницы достала,
Перхоть чью-то отряхнув с их лезвий,
Цель благая в клацанье металла -
"Чтоб они тебе в глаза не лезли"...

Золотые пряди листопадом
Обреченно под ноги ложатся,
Семь кругов психушечного ада,
Сотни версий слова "унижаться".

Улыбаясь пьяной круглой мордой,
Косит, как косою, быстро, лихо,
И с движеньем каждым я из Лорда
Превращаюсь в конченного психа.

Нет таких понятий - "не согласен" -
Все одеты в равные обноски,
Приговор "Для общества опасен!"
Подписали красные полоски.

Днем побои, грязь и похоть ночью,
Грубые, тюремные замашки,
В вену шприц - и делай все что хочешь
С тем, кто корчится в смирительной рубашке.

Синие следы от лап когтистых,
Рвота кровью... Страшная картина,
Пьяницы, насильники, садисты -
Логово Наружной Паутины.

День общения с родней - суббота,
Раз в неделю, в вестибюле здания,
Мать моя ни разу отчего-то
Не приехала на те свидания.

И среди страданий бесконечных
С каждым днем все меньше веры в чудо,
Кто попал сюда - попал навечно.
Никому не выбраться отсюда.


­­

Рисунок Ангела Ти.

Категории: Лорд